dmpokrov (dmpokrov) wrote,
dmpokrov
dmpokrov

Categories:

Что такое советский книжный дефицит

 Дефицит (товарный) - превышение совокупного спроса над совокупным предложением

Мы поговорим об отдельно взятом "советском дефиците", о котором до сих пор говорят (некоторые граждане) в обвинительном ключе. Это т.н. "книжный дефицит".
Разоблачительный пафос антисоветчиков строится на следующем домысле: В СССР мало издавали хорошей художественной литературы, потому что львиная доля бумаги уходила на печать Ленина, Брежнева и другой партийной литературы. Грубо говоря - А.Дюма пал жертвой Брежнева. Даже цифры страшные приводят: Леонида Ильича издавали десятками миллионов экземпляров!
Десятки или сотни миллионов - это не важно. И 7.000.000 экземпляров брежневской трилогии изданной в 1980 году Издательством политической литературы не сыграло, да и не могло сыграть на количестве выпущенной художественной литературы. Так произведения того же Дюма в 1980 году в СССР вышли общим тиражом около 2,5 миллионов экземпляров (включая тома собрания сочинений), что больше чем, например, в 1975 году, когда еще не появились на свет мемуары Брежнева. То есть, даже на примере Дюма можно заметить, что партийная литература не имела влияния на объем выпуска художественной.
Кроме того, ежегодно тиражный объем художки в СССР рос. Посмотрим это на примере отдельно взятого произведения популярного Дюма и отдельно взятого издательства (и даже отдельно взятой серии).
"Три мушкетера".  Библиотека приключений и научной фантастики издательства "Детская литература". 1967 год - 100.000 экз., 1970 - 150.000, 1974 - 300.000, 1977 - 300.000. То есть за 10 лет тиражи выросли в три раза. Выросли, а не упали. И только в одной серии одного издательства за 10 лет вышло 850 тысяч экземпляров "Трех мушкетеров". А ведь были еще и другие издательства! Так в 1975 году "Художественная литература" отпечатала этот же роман тиражом 400.000 экз. В этом же году "Три мушкетера" издали в Минске, Грозном, Алма-Ате и еще в десятке местных издательств (тиражом от 50 до 150 тыс. экз.). Но и они куда-то исчезли.
Дюма Дюмой, но может с другой востребованной литературой было не так? Проверим.
Жюль Верн "Дети капитана Гранта". Все 1970-е годы этот роман переиздавался ежегодно разными издательствами СССР. Тиражи варьировались от 50.000 до 300.000 экз. для отдельно взятого издательства. Суммарный тираж составлял от полумиллиона до миллиона "Детей капитана Гранта" в год. Но и это, каким-то волшебным образом, испарялось!
Юлиан Семенов "Семнадцать мгновений весны". Роман 1969 года выдержал к 1980 году несколько десятков переизданий. Его издавали и издательство Министерство обороны СССР "Воениздат" (1970 год - 100.000 экз. и такие же переиздание в 1973 и в 1975 годах), и Дальневосточное книжное издательство (только в 1973 году им было выпущено два издания по 100.000 экз. каждое), и Картя молдовеняскэ и другие столичные и местные книгопроизводители.
Но это частности. Перейдем к общему.
Итак, по уверениям (точнее фантазиям), некоторых граждан антисоветчиков, которые мы привели в начале, нехватка художественной литературы была основана на расход бумаги на пропагандистскую. Логично было бы это увидеть на цифрах.
Возьмем, например 1975 год. В данном году было отпечатано 1 миллиард 672 миллиона экземпляров книг и брошюр. Логика антисоветчика должна тут же сработать и отвести агитпроповской лит-ре целый мильярд. Но факты говорят о другом: 688 миллионов экземпляров - художественная литература. То есть 41%. А остальное агитпроп и Брежнев? Опять мимо. 397 млн. - учебная литература (24%), 113 млн. - разнообразная научная (7%). На агитпроп можно было бы оставить 27%, но и тут мимо. Была ведь еще и военная литература (около 20 млн. экземпляров), специальная, техническая, энциклопедическая, справочная и т.п. В итоге, всякий агитпроп и Брежнев вмещались в 15% от общей массы книг и брошюр.
Еще один удар антисоветчикам-книголюбам можно нанести с помощью следующей статистики: в 1970 году объем худлитры составлял 29%. За десять лет, т.е. в 1980 году, эта доля увеличилась до 44%. Рост в полтора раза. Рост, а не падение.
Так куда же девались книги? Ведь только роман "Три мушкетера" Дюма в течение рассматриваемого десятилетия был издан общим тиражом более 10 млн. экземпляров. Но вот в нашей семейной библиотеке его не было, как и у многих советских читателей.
Какие же тиражи могли удовлетворить советскую потребность в художественной литературе? Обратимся к опыту свободных подписок, которые начались с середины 1980-х годов. Это когда любой желающий мог выстояв очередь подписаться без всяких лимитов. И люди стояли часами и подписались.
1985 год. Трехтомник А.С.Пушкина. Итог подписки - 10 млн. 700 тыс. экз.
1987 год. Однотомник В.Маяковского. Итог - 6 млн.
1988 год. Двухтомник М.Ю.Лермонтова - 14 млн. 500 тыс. экз.Итак, Лермонтов побил все рекорды и показал, что более 14 миллионов экземпляров и есть верхняя планка спроса в СССР. Конечно, свободная подписка на того же Дюма могла показать и более высшую планку, но будем оперировать не фантазиями, а фактами.
Итак, возьмем за исходное, что в СССР было порядка 50 млн. домашних библиотек. Данные эти приблизительные и могут быть завышенные (разные источники дают цифры от 25 млн. до 40 млн домашних библиотек). Итого, треть книголюбов были фанатами Лермонтова. Хотя, скорее всего, львиная доля этой трети просто затаривались красивой книжкой для декораций. Но и их мы учтем.
А теперь смотрим на время до 1988 года. Ужель до этого Михаил Юрьевич вообще не издавался, что свободная подписка на его два тома вызвала такой ажиотаж?
Оказалось, что издавался. Постоянно. Из года в год. В разном виде. И не плохими тиражами. Но мы возьмем только двух и более томники.
М. Ю. Лермонтов. Сочинения в двух томах. Художественная литература. Москва, 1970 г. 300.000 экз.
М. Ю. Лермонтов. Сочинения в двух томах. Художественная литература. Москва, 1973 г. 200.000 экз.
М. Ю. Лермонтов. Сочинения в четырех томах. Художественная литература. Москва, 1975 г. 500.000 экз.
М. Ю. Лермонтов. Собрание сочинений в четырех томах. Наука. Ленинградское отделение, 1979 г. 300.000 экз.
Кроме этого, двухтомники Лермонтова выпускались и другими издательствами, а про однотомные "Избранное" вообще говорить не приходится - их разовые тиражи не опускались ниже 100.000 экз, а суммарный годовой тираж исчислялся двумя миллионами. То есть, за 18 лет (с 1970 по 1988 год) советские издательства должны были полностью удовлетворить спрос советского читателя на "Мцыри" и "Бородино". Но каким-то фантастическим образом этого не произошло.
Какие выводы можно сделать?
Политико-агитационная литература не играла большой роли в оттягивании бумаги на себя. Об этом говорит постоянный рост доли издаваемой художественной литературы.
Даже если включить 7 млн. мемуаров Брежнева в художественную литературу, то они не составили бы и 1% от всего ее объема в 1980 году.
Так называемые "дефицитные произведения" издавались ежегодно в приемлемом количестве.
Но все же почему книжный дефицит?
1. В 1960-х годах появилась мода на книги. Именно мода, а не жажда чтения. К сожалению, никто не проводил в те времена глубокие исследования по поводу того, какое количество домашних библиотек являлись кладбищем книг. Но об этой проблеме было известно. И я думаю, что не меньше трети покупателей литературы изящно расставляли ее на полочках даже не открывая.
2. Книги в СССР были очень дешевые. Соответственно быстрее раскупались. Как истинными читателями, так и полочниками.
3. Неразвитость бумажной промышленности (о чем свидетельствует и официальная советская статистика - в 1970-е в СССР бумаги производилось в 6 раз меньше, чем в США и в 2 раза меньше, чем в Японии) и параллельный ажиотаж на периодическую печать, не позволяли резко нарастить выпуск книг. Но он все-таки наращивался, а не стоял на месте.
4. Определенные организационные изъяны в книготорговой сети. Они просто не поспевали за книжным бумом, который был беспрецедентным - он охватил довольно широкий круг художественной литературы. Что бы понять, о чем идет речь просто сравните цифры: в 1970-е годы разовый тираж 200.000 экз. для худлитры в США считался рекордным (только единичные сверхраскрученные бестселлеры единоразово выпускались тиражом больше 200.000 экз.), тогда как в СССР это было нормой. 

В эпоху "книжного дефицита" до 10% изданных книг оставались мертвым грузом на прилавках. Обратим внимание - не 20 и не 30 процентов, а 10. Но антисоветчики обычно заявляют, что половина выпущенных книг лежали не купленными, т.к. половина книг и были теми самыми агитпропами и мемуарами Брежнева. Но мы выше узнали, что агитпропа и Брежнева было не больше 15%. Следуя логике антисоветчиков, треть этих книг все-таки была востребована.
Что же на самом деле оставалось на прилавках?
Кроме некоторого количества агитпропа в книжных магазинах оставались: издания Академии наук СССР ( в мягких обложках); книжки неизвестных современных писателей и поэтов, обычно провинциальных (притом не мало из них были очень достойные, но их не издавали в красивых обложках нужным форматом, поэтому книжный бум их обошел стороной); всякие брошюры типа "Учимся плавать" и "Играем в рэндзю"; дорогие многотомные издания (неПушкина и неГоголя); книги из серии "Философское наследие"; сборники писателей разных стран (иранских, турецких, болгарских, шведских и т.п.).
    
Книги, которые свободно лежали в советских магазинах в 70-80 годы. 

Можно ли было избежать "книжного дефицита"? Несомненно. Увеличением цен на художественную литературу. То есть продавать однотомник Диккенса в 700 страниц не за 1 рубль 76 копеек и не за 3 рубля 20 копеек (после удорожания отдельных категорий книг в 2 раза во второй половине 1970-х), а за 6-7 рублей. И вот тогда, глядишь, современные антисоветчики и не поднимали бы тему нехватки книг.

Tags: история, книги, ссср
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments