?

Log in

No account? Create an account
Октябрьская Революция

Дмитрий Покров

Субъективный взгляд на мир

Previous Entry Share Next Entry
Хрущев лично расстрелял рабочих и... съел их
Октябрьская Революция
dmpokrov


Когда «красный профессор» в очередной раз заявляет, что «Хрущев расстрелял рабочих в Новочеркасске», то возникает в очередной раз вопрос: Кто же заслал этого казачка?
Для плохо понимающих, чем на самом деле занимается философ Михаил Васильевич Попов, когда пытается лезть в вопросы истории, я поясню на пальцах. Ну и освежу память тех, кто уже все забыл и намекну тем, кто недавно родился.
Концепция буржуазной критики Советского государства, извращения истории СССР и их воплощение в памятные перестроечные годы строится на простом до примитивности принципе: расчленить все на кусочки и каждый кусочек выставить в неприглядном свете. Это называется агитпроп и агитпроп этот довольно примитивный и не подвязан на «философии Гегеля». Структура антисоветского агитпропа имеет следующую схему: Ленин хороший – Сталин плохой, Хрущев хороший – Сталин плохой, Брежнев хороший – Хрущев плохой, Горбачев хороший – Брежнев плохой, ну и во всем виноват таки Ленин, т.к. он породил всех за собой.
Буржуазный агитпроп в данном случае провел хорошую работу – раздробил семь десятилетий на фрагменты, т.к. фрагментами проще манипулировать. Некоторые «красные профессора» этот прием переняли с чувством глубочайшего удовлетворения. По глупости? По наивности? По заданию? Ну, давайте посмотрим.
Список (краткий) «претензий» со стороны антисоветского отдела пропаганды.
К Ленину: убийство семьи бывшего царя, продразверстка, «расстрел верующих» в Шуе, развязывание Гражданской войны, Брестский мир, Красный террор, Кронштадт.
К Сталину: коллективизация, массовые репрессии, договор с Германией.
К Хрущеву: кукуруза, «расстрел рабочих» в Новочеркасске, бульдозер против художников-педерастов, целина, подавление венгерского мятежа.
К Брежневу: застой экономический, подавление чехословацкого мятежа, военная помощь Афганистану.
На самом деле этот краткий список можно назвать почти полным, т.к. все разговоры «о нехорошести Советской власти» в основном строятся вокруг упомянутых пунктов.
Интересно, что из всего списка только одна претензия довольно справедлива и огульно оправдывать ее могут лишь самые «отмороженные» – массовые репрессии при Сталине.  Все остальное никак не повлияло ни на что, и является издержками роста диктатуры пролетариата и развития Советского государства.
Но мелочи были всегда очень важны для буржуазного идеологического обмана. Поэтому работа велась просто: сначала обсосем репрессии, которые, кстати, ранее осудили и КПСС, и Советское государство, а потом начнем точить камень водой. Водой во всех переносных смыслах. И понеслась – репрессии не прокатили (на самом деле в 1986-87 гг. тема репрессий зацепила людей, но в общем это никак не сыграло на настроениях масс) значит давай очерним коллективизацию и вытащим договор с Германией. Может кто удивится, но и это не стало какой-то точкой надлома. Нужен был катализатор, ибо Сталин не являлся такой уж «иконой» для масс, он был в прошлом и «осуждения его деяний» наоборот пробуждало определенный интерес к позитивным моментам Советской истории к которым отнеслись революционер и строитель Ленин и реформатор Хрущев. Эти две личности во второй половине 1980-х пользовались симпатией в отличии от Сталина (в связи с репрессиями) и Брежнева (в связи с «застоем»). Как бы кому не хотелось, но на исходе 1980-х СССР стоял на трех китах – Ленин, Хрущев, Горбачев. К ним была определенная симпатия, тем более для «удара» (справедливому в разрезе репрессий, но ненужного в исторической ретроспективе, а лишь в идеологической годной) по Сталину. Но Сталин – это не СССР, СССР – это вся наша история с 1917 года. Целиком со всеми изъянами. И только полным принижением всей истории можно было достичь каких-то целей. Вот и достигли. Мытьем да катаньем.
И не зря некоторые антисоветские публицисты радостно называют «открытие правды о Новочеркасске» последним гвоздем в гроб СССР. Нет, конечно, ЦРУ не делало заказ на «правду» - активных дураков в Советских СМИ тогда расплодилось много (хотя есть один момент вызывающий вопрос, но он ниже). И можно вспомнить ту самую парочку журналистов, которые одними из первых толкнули «правду» в газете «Комсомольская правда» - Валерий Коновалов, тогда бывший корреспондентом «Комсомолки» (начинавший в газетах Ростова-на-Дону), и Юрий Беспалов, бывший тогда спецкором «Комсомолки» в Ростове-на-Дону. Последний до «правды о Новочеркасске» пописывал статейки, где джинсы называл империалистическими штанами и критиковал клубы по интересам за отрыв от комсомола.
И вот теперь тот момент, который вызывает вопрос. Юрий Щекочихин, который утверждал, что его публикация (в соавторстве с Владимиром Фоминым) о Новочеркасске была первой (Щекочихин часто страдал такими выпендрежами), заканчивал свою статью тогда, когда уже вышла статья Коновалова-Беспалова («КП» от 2 июня 1989 года). Статья же Щекочихина-Фомина вышла в «Литературной газете» 21 июня 1989 года (закончена была не позже 14 июня). То есть это был «дуплет», который в истории перестроечной журналистики был довольно распространен – почти одновременно могли выйти две-три публикации на одну тему.
Следим за руками:
Щекочихин уверяет, что он начал собирать материал о Новочеркасске первым еще в январе 1989 года, что работал он над статьей в Ростове-на-Дону (и оттуда уже вез в Москву), хотя в публикации «Тогда, в Новочеркасске» нет ничего с «места события» - все строится на рассказе генерала Шапошникова, который и жил в Ростове-на-Дону.
Беспалов утверждает, что материалы для своей статьи он с Коноваловым начал собирать еще в первой половине 1988 года, а готова она была уже летом этого же года. Но якобы цензура не давала возможность ее опубликовать. Кстати в данной статье опять же есть рассказ Шапошникова. По сути, читателям проталкивали мнение, версию, фантазии бывшего опального военачальника, который с удовольствием наобщался с москвичами, но не упомянул им, что это все не «эксклюзив». По крайней мере Щекочихин до своей кончины почему-то был уверен, что он был первопроходец в шапошниковщине.
Но что Щекочихин, что Беспалов несколько привирают о своих «первенствах». На самом деле первой массовой публикацией о Новочеркасске-1962 была статья (точнее перепечатка из спецвыпуска (июнь 1988 года) московского самиздатовского журнала «Община» материала Петра Силуды «Новочеркасск 1-3 июня 1962 года: забастовка и расстрел») в ленинградском дайджесте «24 часа» (издание Ленинградского отделения Союза журналистов СССР, №1, февраль 1989 года).
Таким образом в довольно короткий промежуток времени (февраль-июнь 1989) народу дали три публикации о новочеркасском инциденте.
И вот тут опять интересное.
На высоком уровне о событиях в Новочеркасске впервые упомянули на I съезде народных депутатов СССР. А конкретно на пятом заседании, которое было 29 мая. Вот этот момент:
«Председательствующий. Включите первый микрофон.
Голос с места. Товарищ Лукьянов, извините нас. если те две записки, которые Вам были посланы, оказались без подписи. Это группа депутатов из Армении, в частности Саркисян. Старовойтова и еще несколько депутатов. Очень просим ответить на наши вопросы.
Председательствующий. Хорошо. Выступления уже прекращены. Пожалуйста, товарищ Лукьянов, ответьте на вопросы.
Лукьянов А. И. ... Еще задается вопрос: участвовали ли Вы в событиях в Венгрии, Чехословакии, Польше и в Новочеркасске? (Оживление в зале). Я могу сказать, что в Ново¬черкасске не был, не знаю.»
Оживление в зале. Это важный момент. Какое оно было, это оживление? А такое: депутаты упоминание Новочеркасска восприняли как курьез, шутку и даже посмеялись. Но вопрос Старовойтовой (а это была ее пока не очень удачная «бомба») был не зря – она или знала, или догадывалась, что произойдет через несколько дней, поэтому затравочку и подкинула.
2 июня в «КП» выходит статья Коновалова-Беспалова, а через неделю, 9 июня, на тринадцатом, последнем, заседании Съезда Анатолий Собчак взял слово и заявил:
«В газете «Комсомольская правда» за 2 июня этого года ряд народных депутатов СССР — Батынская, Емельянов и Соколов — напомнили нам о событиях в Но¬вочеркасске 1962 года. По этим событиям семерым вы¬несли смертные приговоры, а значительное число лиц осуждено к различным срокам лишения свободы. Я пред¬лагаю включить в пункт повестки дня «разное» Поста¬новление Съезда, которым поручить Генеральному проку¬рору СССР опротестовать указанное судебное решение и принять меры к реабилитации соответствующих лиц. (Аплодисменты).»
Ну а в тот момент, когда Собчак предлагал, Щекочихин-Фомин экстренно готовили свой материал. Сейчас мы уже не узнаем по своей ли личной инициативе этот дуэт решил заняться данной темой или кто-то попросил, но то, что статья в «Литературке» не являлась изолированной, а была как дополнение к статье в «КП» (что выбивает из-под Щекочихина пьедестал первопроходца) видно очень хорошо - Щекочихин-Фомин начинают свое публицистику сходу, без особых предисловий, так, словно речь идет о уже хорошо знакомых большинству читателей событиях: «В середине мая 1962 года первый заместитель командующего Северо-Кавказским военным, округом генерал-лейтенант Матвей Кузьмич Шапошников проводил на Кубани сборы комсостава округа. В двадцатых числах мая командующий СКВО генерал И.А. Плиев получил шифровку, в которой было сказано: поднять войска по боевой тревоге и сосредоточить их в районе Новочеркасска…»
А далее идет «правдивый» рассказ бывшего генерал-лейтенанта. Ну зачем лишние предисловия, когда Коновалов-Беспалов уже все описали, да еще и анонсировали персонажа по фамилии Шапошников, вставив в свою статью аж целый абзац из его «правды». Ну а остальные «абзацы правды» вежливо оставили Щекочихину для закрепления эффекта.
Вот такая предыстория «правды о злодеяниях Хрущева», которую в свое время вытащили на свет довольно нечистоплотные журналисты да публицисты. И удивительно, как любитель Гегеля, знаток марксизма, чтец Ленина и цитирующий Сталина «красный профессор» Попов купился на это. Ладно купился, так он еще умудряется это толкать в массы продолжая «благородное» дело демократов, либералов и анархистов (последние очень ценят новочеркасский инцидент, да и они его как раз и начали проталкивать через журнал «Община») по раздербанивнию Советской истории. Солженицын (первый упомянувший события в Новочеркасске в разрезе «расстрел мирной демонстрации рабочих»), наверное, был бы рад такому своему последователю – общее дело же делают, режут Советскую историю, кромсают ее, переваривают в своих зобах и скармливают публике, которая и не сразу соображает, чем ее кормят.
Ну а самое неприятное в данном случае то, что вот Солженицын в своей лжи не дошел до того, чтобы обвинить Хрущева в «расстреле рабочих», а вот Попов решил пойти дальше и вслед за «западными голосами» и их либерально-демократическими отечественными прихвостнями повторяет: «Хрущев расстрелял рабочих». Диалектика, говорите? Гегель? Ну-ну…