dmpokrov

Categories:

Бушин — один из застрельщиков антисоветчины. (продолжение)

(начало)

Итак, Бушин в 1965 году создал антисоветский миф, что в той же Москве была куча улиц с одним и тем же названием, что только в СССР были «однообразные» названия населенных пунктов. Этот миф до сих пор эксплуатируется. Антисоветчиками. Папу этого мифа, интересно, это никак не беспокоило? Статья статьей, но ведь Бушин продолжил гнуть свою вредную и деструктивную линию. 

Так 4 января 1966 года борец за чистоту топонимики принял участие в знаменательном сборище в студии Ленинградского телевидения. В тот день в передаче «Литературный вторник» собрался весь цвет антисоветской мысли того времени (стенограмму можно найти в книге Б.Фирсова «Разномыслие в СССР. 1940-1960-е годы»). Разве что Солженицына не хватало. Давайте посмотрим на некоторых участников. С учетом того, что мы знаем о них сейчас.

Член-корреспондент Академии наук СССР Лихачев Д. С. Старообрядец, антикоммунист, контрреволюционер.
Писатель Солоухин В.А. Деревенщик, православный, антикоммунист, оголтелый контрреволюционер.
Языковед Иванов В.В. Содействовал диссидентам, эмигрировал в США.
Писатель Волков О.В. Православный, белогвардеец, монархист, антисоветчик, контрреволюционер.

Хорошая компашка была у Бушина, не правда ли? И говорили они на одной волне, дополняя друг друга и кивая головой друг другу.И вот наш герой. Продолжая гарцевать на антисоветском топонимическом коне, Бушин начинает цитировать письма, которые были написаны в поддержку его провокационной и лживой статейки. Само собой, подборка была сделана им лишь для удовлетворения своей идеологической ущербности. 

В начале обращу внимание на отрывок из письма тогда еще кандидата наук Геннадия Николаевичя Каттерфельда: «Кто теперь ответит нам за варварское уничтожение в Москве Сухаревой башни или Храма Христа-Спасителя, который строился 42 года на народные деньги, был изукрашен известными художниками и посвящен был благороднейшей цели — победе над наполеоновским нашествием.»

От топонимики видим такой замечательный переход к еще одному ключевому моменту антисоветизма – храму Христа С. Это все, но в более развернутом виде, мы будем слушать и читать через каких-то 25 лет. Но все антисоветские культурные тезисы уже родились и культивировались, такими как Бушин, за два десятилетия до начала широкомасштабного антикоммунистического наступления. Но и не это главное. 

Что поражает в бушинской позиции, так это ничем не скрываемое презрение к Советскому народу, к его представлениям, к его «культурному развитию» в противовес благоговению некому мифическому дореволюционному «русскому народу». Классический перестроечный интеллигентский антисоветизм. Разве что Бушин не употребляет ставшим позже новомодным термин «шариковы» по отношению к согражданам.

Так в статье Бушин умиляется аки дитетько: «Переберите-ка в уме названия хоть нескольких старинных российских городов. Как правило, они кратки и так н легки для русского человека в произношении, так удобны для новых словообразований, будто рождены самой природой тех мест, где расположены эти города. И в то же время сколь они разнообразны, непохожи друг на друга: Рязань, Серпухов, Пермь, Пенза, Тверь, Кострома, Псков. Новгород, Ростов, Суздаль, Ливны, Мценск, Елец... Это как разноцветный букет, собранный во чистом русском поле.»

Ну ладно, ничего страшного в том, что чисто фино-угорские топонимы (Мценск, Пермь, Пенза) это уже цветочки русские. И что большая часть из упомянутых ойконимов пошли от гидронимов, как тот же Волгоград, который так не любил Бушин.

А теперь посмотрим, как Бушин реагирует на топонимические предложения Советского народа в своих размышлениях в телепередаче.

«И сейчас строится город под Москвой, под Серпуховом, - газета «Московская правда» объявила конкурс на лучшее название этому городу. Сама по себе идея вроде бы неплоха, только мне бы казалось, что нужно не конкурс проводить, а просто обсуждение деловое. Ну вот подумайте, какие, так сказать, колоритные, какие своеобразные имена преобладают в этих предложениях: Крылатогорск, Лучезарный, Прогрессград, Славтруд, Светлогорск, Романтика, Радость, Весноград, Счастливый, Мечта. Нечему удивляться, что такие предложены слащавые... И безвкусные, да, названия.»

В общем, по мнению Бушина, у Советского народа, у этих «шариковых», не должно быть права на топонимическое творчество, ибо это не тот сказочный русский народ, о котором так печется литератор. Названия не те в голову Советскому народу приходят. Нет чтобы возвышенное типа Рынок или Базар (Торжок) или Беглянск (Бежецк), но нет, Прогрессград им подавай. 

Вообще, читая Бушина образца 1960-х прямо видишь всю ту антисоветскую демагогическую методу, которую, как становится ясно, интеллигенция оттачивала годами. Вот хороший образчик лживости и демагогии Бушина:«А нам-то зачем было вытравлять столь славные и сладко звучащие для русского уха имена, как Тверь или Самара, Маросейка или Остоженка, Лиски или Ясенки?»

Лиски… Вытравили… И не важно, что изначально никакого города с названием Лиски не существовало. А было село Лиски (притом таких названий у сел по стране десяток существовало) и было село Новопокровское, которые в итоге слились и образовали новый населенный пункт – рабочий поселок Свобода. И как видим Бушин не плачет по такому «редкому» названию как Новая Покровка и даже не упоминает, что Лиски так-то никуда не делись – как раз через реку от Георгиу-Деж (бывшие Лиски и Новая Покровка, Свобода, а потом с 1943 по 1965 год опять Лиски) располагалась деревня Лиски. До нее можно было добраться через мост. То есть, как мы понимаем, было дублирование названий – два населенных пункта Лиски на расстоянии в пару десятков километров. Что там писал Бушин про однообразные названия?

Но так-то печаль Бушина была в итоге развеяна в 1991 году. Лиски «вернули» «историческое название» (притом, что важно, против «возвращения» изначально (1988 год) было большинство георгиудежевцев, но работа новой антисоветской пропаганды плюс события в Румынии переломили ход событий и в январе 1991 года референдум набрал 70% за Лиски). Уверен, что Бушин ликовал по поводу этой победы над Советским волюнтаризмом. Как, думаю, он ликовал и парой лет раньше, когда антисоветская инициативная группа (во главе которой стоял один из активистов печально известного «Мемориала», а саму идею о «возвращении имени» подала местная представительница ВООПИК) инициировала переименование города Калинин в Тверь. Ведь Тверь так сладка для глаз, ушей и уст Бушина. Не важно, что в 1941 году красноармейцы обороняли Калинин, а не Тверь от немецко-фашистских захватчиков, главное ненавистное название ликвидировать. И вот тут перед нами появляется «Бушин двойных стандартов». Тут уже в вопросе с Волгоградом.

По мнению Бушина, образованный абсолютно в русских традициях ойконим Волгоград (от гидронима Волга) есть плохой и нужно бы переименовать заново, но, почему-то, не в исконно русское ласкающее слух Царицын, а в Сталинград. И даже теорию под это он подвел свою: была героическая оборона Сталинграда, а не Волгограда! То есть такая логика при обороне Калинина не работает у Бушина. В общем даже героизм Красной Армии котировался у литератора абсолютно неодинаково. А вот у простых (не публичных как Бушин) ветеранов войны в конце 1980-х было другое мнение: «Мы воевали за город Калинин, а не за Тверь!». Хотя это же мнение каких-то представителей неправильного Советского народа, а не древнерусских граждан с прекрасными лицами и прекрасным языком.

Антисоветская демонстрация в Калинине
Антисоветская демонстрация в Калинине

Когда во второй половине 1980-х агрессивно настроенная интеллигенция, руководствуясь заветами Бушина, начала заниматься вопросами «возвращения исторических наименований», то их сначала ждало досадное разочарование – Советский народ в массе своей как-то не стремился к возврату «красивых исконных топонимов». Москвичам был ближе Калининский проспект, а не какая-то Воздвиженка, калиницам был привычнее Калинин, а не «замшелая» Тверь. Как вспоминал один из участников движения «Возвращение» («Тверь»), в самом начале за Тверь было очень мало людей и это были те, кто «помнил Гулаг и сталинские «воронки»». Вот оно как. И ведь на самом деле это было столкновение двух идеологий – антисоветской и засоветской. И, как видим, изначально перевес был на нашей стороне. По сути это был почти последний рубеж сопротивления – отстоять Советские названия. А теперь представим, что антисоветскую идею Бушина вдруг бы взяли и приняли как руководство к действию в далеком 1965 году.

С карты страны исчезают Киров, Куйбышев, Калинин, Ленинград (ну а чем он хуже-то?). Улицам возвращаются непонятные, затхлые названия. И вот вам праздник антисоветчиков в конце 1980-х – одна из причин сопротивления просто на просто отсутствует. Никто не выступает за город Калинин и никто не сопротивляется Хлынову (а что, опускаться в прошлое так до предела, без полумер). И Терешковой не пришлось бы сейчас катить бочку на название Тутаев. И Украине не надо тратиться на десоветизацию. Все за них сделал литератор Бушин. За это ему большой крест золотой святого какого-нибудь прямо на лоб шурупчиком.

Могут сказать, что, ну ведь Бушин был активным засоветчиком, он так хлестко бил антисоветчиков в своих «зажигательных» материалах различных. Очень может быть. Да вот только одна его антисоветская статья про какой-то там переулок имела большее влияние на умы (сначала антисоветской интеллигенции, а та уже продавила в массы), чем сотни его же пост-советских публикаций, которые были интересны лишь небольшой горстке людей. Какая ирония, да? Одна публикация в Советской газете против томов различных публикаций современности.

Занимательно и то, что статья в «Литературке» и речи на Ленинградском телевидении Бушина — есть одна сплошная демагогия, перевирание фактов, искажение реальности. То есть полный набор того, что потом этот же Бушин «выискивал» в материалах других интеллигентов. Опыт помогал, видимо, в поисках.

Как-то Бушин сказал, что «Сейчас изображают уничтожение СССР так: вот собрались три человека в Беловежской пуще и развалили Союз. Но, во-первых, это были не просто три человека, а три президента, а во-вторых, этому предшествовали десятилетия разлагающей работы.»

Согласимся с литератором. И не забудем, что и он в том числе приложил свои руку и язык к разлагающей работе. Да вот только почему-то себя он не упоминает, видимо из-за скромности. Но о том, что он когда-то сделал «великое дело» Бушин любил всегда хвастаться:«В «Литературной газете» была у меня статья «Кому мешал Тёплый переулок» — по поводу бесконечных переименований. Я выступал против. Для русского человека с ощущением своей истории название Калинин — это что-то странное. Тверь, а не Калинин! Рыбинск, а не Андропов! Нижний Новгород, а не Горький. Об этом писали много, но я вопрос рассматривал с литературно-исторической точки зрения. В прежние времена читатель «Войны и мира» ясно представлял, что Ростовы живут на Поварской, а Болконские на Воздвиженке. А сейчас? Публикация вызвала большой шум, со всех концов страны шли письма об этом безобразии. Но статья была воспринята как идеологическая диверсия, начались даже какие-то шевеления в ЦК. А после телепередачи с моим участием с подачи известного А.Яковлева, дело дошло даже до Политбюро. Нескольких писателей из Москвы, в том числе меня и Солоухина, пригласили на ленинградское ТВ. Программу вёл Дмитрий Лихачёв, обсуждали тему сохранения русской культуры. Солоухин возмущался бесконечными аббревиатурами, а я опять поднял тему переименований. Процитировал статью председателя Моссовета Пегова в «Вечерней Москве», где тот обещал, что скоро закончится ликвидация улиц с названиями церковного происхождения. И говорю: это же нелогично! Предлагаю начать с людей: Андрей Вознесенский, это же церковное имя! И Никита Богословский, и Роберт Рождественский! Как можно издавать их книги с такими фамилиями! Что тут началось!...В ЦК у меня спрашивают: «Почему вы не любите Горького, почему вам не нравится город Горький?» — «Нет, я Горького люблю, но ведь город был переименован вопреки его желанию. Он сам над этим смеялся: писатель Горький на теплоходе «Горький» едет в город Горький». В итоге всех редакторш благополучно восстановили, а начальника перевели на другую работу, кажется, даже с повышением.»Т

о есть Бушин все-таки русский человек, но не Советский. Слово «русский» и слово «Советский» в лексиконе Бушина никогда не являлись тождественными или синонимами. Что в 1965 году, что в 2015 году. Ну не мог подавить в себе национализма этот литератор, да и не пытался давить-вытравливать. Ладно хоть в клиническую стадию, как его друг Солоухин, не перешел.

Вот Бушин всю дорогу явно ставит границу между «русским, с ощущением своей истории» и «советским, которые не ощущают свою историю». Иначе не прочтешь все его высказывания и намеки. То есть вот он, интеллигент Бушин, русский с корнями, а какие-то ткачихи – это не русские, и без корней. Были бы русские, а не бусурманки или, что еще хуже, Советские гражданки, то они бы не выдвинули идею переименовать Тверь в Калинин. Бусурманин Сталин и бусурманин Калинин это одобрили. А как иначе можно трактовать Бушина?

Понятно, что «русский литератор» Бушин, по своему чванливому мнению, лучше знал чаянья народные, чем какой-то сормовский рабочий Овсянников, который первым предложил переименовать Нижний в Горький. По сути Бушин объявлял, что вся эта чернь пролетарская не имеет никакого права на решения, а только вот такие интеллигенты, как он сам, право имеют на все. И кто-то такого «нового аристократа» посчитал засоветским?

Можно было бы простить ошибки молодости соракалетнего графомана, но ведь и спустя годы он не извинился и не покаялся перед рабочими за все те оскорбления, которые он с таким удовольствием писал и произносил. Наоборот, он гордился и кичился своей белогвардейской позицией 1965 года. И этому есть очередное доказательство. Вот в своей статейке годы спустя Бушин пишет: «Недавно в интервью по случаю своего 90-летия Даниил Гранин тоже рассказывал в «Российской газете» о страдальческой жизни Лихачёва: уверял, что разразился жуткий «скандал, после того, как он выступил на телевидении против переименования Петергофа, Твери и других городов» (РГ,25.12.08).   Конечно, девяносто лет... Но всё-таки! Я был участником той ленинградской телепередачи, которая шла на всю страну. Да, вёл её Лихачёв, тогда ещё член-кор. Но ни единого слова против переименования он не сказал, а наоборот, старался сгладить острые выступления Владимира Солоухина, Олега Волкова, Вяч. Иванова, моё. 26 октября 1965 года в «Литературной газете» на тему переименований была напечатана моя статья «Кому мешал Тёплый переулок?» Об этом я говорил и по телевидению: именно о Твери, о Петергофе и других городах да улицах. Даниил Александрович, неужто отшибло?»

Ой, врет как сивый мерин этот Бушин. Другого выражения просто не подобрать. Именно Лихачев первым на этой передаче начал говорить о переименованиях городов и о Петергофе в том числе: «Но дело и в том, как мы переименовываем, просто иногда неграмотно, неудачно. Я бы хотел привести два примера. Так сказать, немножко забегая вперед, но все-таки сказать о том, что переименования, такие как Петергоф и Петродворец, - это переименования плохие с точки зрения русского языка, потому что как вы назовете дворцы? Петродворецкие дворцы? Получается какая-то тавтология. У нас теперь Петрокрепость. Вместо Шлиссельбурга. А как вы назовете жителей Петрокрепости - петрокрепостники?»

И лишь через несколько выступлений других участников в разговор наконец вступает Бушин: «Это я вам тоже и хочу сказать — о старых названиях и о новых названиях. Я хочу продолжить некоторые мысли ваши, Дмитрий Сергеевич…»

Видимо вот именно у Бушина реально все отшибло и желание врать пересилило реальность. Про Петергоф Бушин даже и не заикался, но и годы спустя он старательно тянул одеяльце антисоветское на себя. Лавры академика Лихачева покоя не давали что ли, поэтому захотелось откинуть его в сторону и объявить себя главным борцом с большевиками?С другой стороны, интересно то, что позиция Бушина активно использовалась антисоветчиками, но так как фигурой он был незначительной, все эти бредни про «возвращение исторических наименований» приписывали не ему, а более видным фигурам. Так кроме Лихачева, бушинскими словами, оказывается, говорил Лев Успенский (тоже, кстати, участник той передачи на Ленинградском телевидение). По крайней мере в ленинградском самиздате начала 1980-х (который потом был собран и опубликован в США в середине 1980-х).

«В 64-м, вроде, или в 66-м, не знаю, я там 2 раза работал, ведут по ленинградскому телевидению очередной "круглый стол". В гостях - Успенский, Соллоухин и кто-то еще. Проверять не стали: заслуженные. Пустили прямо в эфир. А только лепит Лев Васильевич с экрана следующее: "Тут, говорит, бойкий дядя в Москве, в Исполкоме, додумался: переименовать все улицы, "носящие религиозные названия! Я бы, говорит, этому умнику, для начала, предложил: декретом - поменять все фамилии того ж, религиозного происхождения! Ну, мне - поскольку от "Успенья Богородицы", обоим Рождественским, Вознесенскому и даже - Олегу Попову, поскольку..- того...» (Константин Кузьминский)

Итак, ответственность за создание антисоветского топонимического курса, снабжение его лживыми тезисами и вооружение ими самых оголтелых антисоветчиков целиком и полностью лежит на литераторе Бушине. И что интересно, бушинское «видение» топонимики, вне зависимости от того, кому его приписывали и приписывают, использовалось и используется без особых видоизменений и сейчас, разве что производят небольшое смещение акцентов, но это зависит уже от платформы «ораторов».

Так все-таки это ошибки «молодости» или нет? Как отмечалось выше, Бушин никак не показывал своего раскаянья или признания ошибки типа «вспылил, был не прав». Более того, даже годы спустя литератор не только не понял, или не хотел понять, всю гнусность своего дела, но и продолжал гнуть откровенную антисоветскую линию. Доказательства?

Начнем с того, что я честно искал «признаки раскаяния», но может просто плохо искал, а может их на самом деле и не было. По крайней мере то, что нашел показывает, что Бушин не только не сомневался в своей антисоветской выходке, но и гордился ей.

Открываем прижизненное издание Бушина «Я посетил сей мир. Дневники, воспоминания, переписка разных лет. Книга вторая» (2012). Доходим до момента, где он публикует отклики на свою мерзкую статью в «Литературной газете» и любуемся реальным лицом этого литератора.

«И. Лисичкин из Кутаиси: «В этой замечательной и своевременной статье не затронут вопрос о том, сколько неудобств эти бесконечные переименования создают для населения, для почты и т. д.»

К этой цитате своего сторонника Бушин добавляет свой комментарий, который, по сути, хорошо показывает кто он есть такой — контрреволюционер:«Во-первых, статья вовсе не своевременная, а сильно запоздавшая. Она была бы очень уместна и ко времени еще в первые годы после революции, когда появлялись первые ласточки в облике ворон – Троцк, Зиновьевск и т. п. Во-вторых, о неудобствах для населения как раз писали много, а я впервые поднял вопрос на культурно-историческую высоту.»

Вот оно как — Бушин «впервые» да еще и на «высоту» поднял, по его собственному мнению. Притом намекая, что Троцкий и Зиновьев — это воронье, он, как и полагается лицемерному человеку, Ленина и других революционеров замаскировал под и т.п. Ну негоже же типа «засоветскому» литератору Ленина вороной называть, поэтому и не упомянул тот же Ленинск, например, как первую ласточку в облике ворон. Лицемерие высшей пробы. Ну или та самая пресловутая фига в кармане.

Совсем иначе Бушин комментирует другое письмо, где с его «великим и важным мнением» не согласны.«Сталевар Р. Пономарев из г. Чирчик: «Мысль у всех одна: надо восстанавливать названия улиц (у Бушина – даже городов)… Но я никогда не соглашусь, чтобы г. Горький снова стал Нижним Новгородом, Ленинград – Петроградом…»

Итак, представитель пролетариата высказал свое мнение. Притом сталевар так-то жил в 1960-е годы в городе Чирчик (Узбекская ССР) и ни мы, ни Бушин не знаем сколько ему было лет, дожил ли он до Перестройки. Даже если и дожил... Но вот Бушину плевать на работника металлургической промышленности, Бушин ехидничает: «Ах, товарищ Пономарев, где вы были, когда два малограмотных дружка Собчак и Путин топтали Ленинград и жульнически протаскивали Петербург да еще с Санктом? А Нижний Новгород? Ведь Алексей Максимович сам посмеивался в одном письме: «Максим Горький на теплоходе «Максим Горький» едет в город Горький».» Где был товарищ Пономарев? Он в этот момент, если еще был живой, жил в независимом Узбекистане. Бушин уж должен был сообразить. Но Бушин лишь вспоминает о каком-то письме Горького. Причем тут Алексей Максимович? Ну, было неприятно Горькому отправлять письмо в город Горький (как он писал в одном письме) и что? Кстати, вот это (в том числе «писатель-теплоход-город») были одним из основных тезисов антисоветчиков, которые боролись за «возвращение исторических наименований». Какая сплоченность Бушина и антисоветчиков, не правда ли? Трогательно. Всего Бушин в своей книге публикует десяток писем. Некоторые он комментирует одобрительными возгласами или небольшими ремарками. В общем мы видим авторское отношение. Если письмо полностью его удовлетворяет, то он никак не комментирует. По крайней мере, такое складывается ощущение. Поэтому последнее письмо, которое никак не комментируется Бушиным, мы можем отнести к письму, с которым Бушин очень согласен, оно выражает его мнение. И это очень интересное письмо.

«Художник И. Крастелев из Москвы: «Почин положил Николай Второй, переименовав Петербург в Петроград. Но потом поехало… Недавно в Сарны, как писали «Известия», одним махом переименовали почти все сорок улиц. Это просто преступление… Тверь основана раньше Москвы. И вот к 55-летию М. И. Калинина… Не нашлось у него ни скромности, ни мужества воспротивиться.Ленинград, конечно, останется Ленинградом навсегда, но в Москве имя В. И. Ленина получили и метро, и главная библиотека, и стадион, даже убогие Воробьевы горы, а еще и Горки Ленинские, Ленино-Дачное. Неужели аллилуйщики не соображают, что фамильярничание с именем великого человека может оказать плохую услугу его памяти? Вот вам недавно на Сретенке красовалась вывеска «Артель полотеров «Путь Ильича». А канал имени Москвы? Еще Маяковский высмеивал: «собака имени Полкан». Но ведь живут же Большой театр и Малый без всяких имен. А какие артисты блистали на их сценах!А какое отношение к Самаре имел В. В. Куйбышев? С какой стати, Екатеринбург стал Свердловском? Никаких геройств Яков Михайлович не совершал, и прожил в советское время меньше двух лет. Старинный церковный город Троице-Сергиев Посад – там лавра! – переименовали в честь секретаря МГК партии В. Загорского, настоящая фамилия которого Лубоцкий. А Московская консерватория одно время носила имя Феликса Кона, стадион «Динамо» – имя Ягоды. Это же плевки в душу народа русского».

Вот и Свердлов не угодил (не взирая, что он был по сути главой государства), да и у Загорского фамилия была настоящая не очень славянская. В общем, Куйбышев, Свердлов, Лубоцкий, Кон и Ягода — это плевки в душу народа русского. Или все-таки, только жиды тут имелись в виду? Свердлов, Лубоцкий, Кон и Ягода, а Куйбышев затесался случайно, из-за непонятной фамилии?

В общем очень однозначное письмо, явное контрреволюционное, а попутно еще и антисемитское. И если вдруг узнать, кто его написал, то все встает на свои места.

Крастелев Игорь Николаевич (1896-1970). Из дворян, отчим художника Бориса Жутовского (того самого, который попал под раздачу и был справедливо причислен Н.С.Хрущевым к «педерастам»), предположительно участник Антоновщины (Тамбовское восстание), антисоветчик. Из дневника Крастелева: «...Сдох персюк проклятый...». Персюк — это Сталин.

То есть Бушин никак не комментирует откровенного антисоветчика лишь из-за того, что тот разделяет его вшивое мнение? Бушин не знал кто такой Крастелев? Может и не знал. Но тон письма говорит о многом и вот этого «умный да прозорливый» якобы засоветчик и не заметил. Мания чувства собственной значимости застила глаза. Он бы еще письма от Геббельса видимо опубликовал бы, если бы тот тоже захотел вместо Загорска заиметь Сергиев Посад. Нет? Ну раз контру публиковал и даже не краснел, то почему бы и нациста не опубликовать. Белое ведь не краснеет, но вот замаскироваться очень даже может.

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.