dmpokrov

Categories:

Бушин — один из застрельщиков антисоветчины. (начало)

Эта заметка родилась случайно — после очередного ознакомления с очередной цитатой из наследия критика, поэта, писателя и т.п. Владимира Бушина. Этот персонаж мне был никогда особо не интересен, так как его статьи, интервью и т.п., которые попадались на глаза, сразу вызывали отторжение своим каким-то воинствующим невежеством и склочностью. Аргумент, что он типа «наш, он за СССР» при явном бушинском невежестве и  крикливости не может сработать.

К сожалению Бушин умер, поэтому данный текст уже запоздалый. Но может послужить предостережением для тех, кто вчитывается и вслушивается в новоявленных «засоветчиков», которые на деле ничем не отличаются от шендеровичей, латыниных и другой либеральной антисоветчине. Это все отражения друг друга. 

Закончив заметку я не решался ее публиковать, но тут вдруг случайно наткнулся на один комментарий под одним из постов в одной из соцсетей.

«Арсений Замостьянов: Но вообще-то, его (А.Невзорова — ДП) позиция в 1990 - 91 по Риге, ГКЧП перевешивает всё. Тогда очень важно было, что есть такой голос, и это историческое дело. Остальное уже приложение.»

То же самое можно сказать и про Бушина — его позиция 1965-66 по топонимике перевешивает все. А остальное уже приложение. Поэтому вперед и с песней.

В.С.Бушин (1924-2019)
В.С.Бушин (1924-2019)

***

Антисоветизм и контрреволюционность есть довольно сложная гидра многоголовая. Да еще к тому же хитрая. Часть ее голов атаковала и атакует в открытую не гнушаясь ничем, часть же действует осторожно, исподволь. И не всегда можно распознать процесс действия голов-интриганов. Хотя в исторической ретроспективе можно найти, как и что действовало на руку антисоветизму (ну или я влялось активным проявлением антисоветизма и антикоммунизма). Сознательно это было или бессознательно, но антисоветчик и корнтрреволюционер остается в любом виде антисоветчиком и контрреволюционером.

Культурный и исторический фронт в войне империализма против Советского Союза и нашей коммунистической идеологии имел отнюдь не второстепенное значение. Иногда он выходил на передний план и становился практически доминирующим, как это было, например, в конце 1950-х и все 1960-е годы. От стиляг до художников-«педерастов», как метко выразился в свое время Никита Сергеевич Хрущев. От Пастернака до поп-музыки. От журнала «Америка» до «возвращения исторических названий». Вот о последнем и поговорим.

В 1986 году в Москве произошел первый акт исторического антисоветского вандализма – улица Метростроевцев вдруг «вернула» свое историческое название Остоженка (жителей притом никто не спросил – все решалось кулуарно, в среде интеллигенции, и было одобрено Б.Ельциным). Так началась ползучая десоветизация, которая в последствии привела к исчезновению Ленинграда, а в самом оголтелом виде проявила себя на Украине после 2014 года. В РФ хоть десоветизация и приняла более ползучую форму, но продолжается по сей день.

Казалось бы, что в этом нет ничего страшного. Ну стала часть Калининского проспекта опять называться Воздвиженкой и что? Ну, как бы и ничего. Хотя на самом деле это лишь часть конструкции под названием «Вперед в прошлое». Сегодня «вернули» историческое название - завтра вернули старые порядки. В сфере идеологической это нормальная работа, когда не мытьем, так катанием. Когда сначала у поколения Советских граждан выбили из-под ног переулок, улицу, проспект, рассказали, что «без прошлого нет настоящего и будущего», а потом оказалось, что прошлое есть только одно – дореволюционное, настоящее же не очень правильное, а будущее должно быть без коммунистической идеологии, так как оно отобрало все самое исконное, древнее и патриархальное. Даже названия улиц и городов коварно изничтожила эта ужасная идеология.

Рождению топонимического антисоветизма мы обязаны литератору Владимиру Бушину. Именно он был идеологом, застрельщиком и прорабом нового подхода к разрушению идентичности Советских граждан, создал концепцию по десоветизации и подвел под это все «благие намерения». Чем Бушин хуже Солженицына на антикоммунистическом поприще? Давайте разберемся, так как ценность этих двух граждан на культурно-историческом фронте для хозяев-империалистов должна быть равной.

Небольшой экскурс в историю вопроса.

Проблема переименований населенных пунктов и улиц поднималась в основном в академических кругах отдельными учеными в самом начале 1960-х годов. В основном это были определенные несогласия с новыми наименованиями, но дальше этого не заходило. Народным массам же в основном эта проблема не являлась особой проблемой. Разве что отдельные антисоветчики да белоэмигранты тужили по «исконным» названиям. 

Все же началось в 1965 году. В «Литературной газете» №127 от 26 октября появилась статья «Кому мешал Теплый переулок?» за подписью Вл.Бушина.

Статья "Кому мешал Теплый переулок?"
Статья "Кому мешал Теплый переулок?"

Во первых строках своей публикации Бушин апеллирует к только-только появившемуся Всероссийскому обществу охраны памятников истории и культуры, которое, совсем не по иронии судьбы, представляло по сути антисоветскую организацию по духу и образу мысли. Как показала дальнейшая история, многие члены верхушки ВООПИК и его активные агенты были заражены православием, народностью и не редко самодержавием. В общем, сборище реакционных элементов.

Далее «борец за историю» пишет: «Речь моя — об именах наших улиц и площадей, городов и поселков, районов и областей…». Их якобы прямо активно «уничтожают» «одним росчерком пера». И, по мнению литератора, «Волна переименований, начавшаяся сразу после революций и имевшая тогда известное обоснование и оправдание, то несколько затихая, то обретая новую силу, продолжается и по сей день, превращаясь в кампанию, в эпидемию…». В общем так или иначе, но революция уже оказалась при чем. И, видимо, для Бушина революция закончилась, хотя коммунизм еще и не построен.

Интеллигенция всегда реально была далека от народа. Бушин – интеллигенция. И его обращение к ВООПИК, который изначально ставил себя выше народа – это диагноз. Перед нами тот самый образец тех «я за народ думаю», которые повылазили в Перестройку. Только вот Бушин начал это еще в 1965 году.

Начнем с предмета Теплый переулок... Теплый, Холодный, Фиолетовый… какой смысл в этих названиях? Для нас, для народа, а не для яйцеголовой интелехенции типа Бушина. Никакого. Ну переименовали Теплый переулок в переулок Тимура Фрунзе… Притом логично переименовали, так как рядом находилась Фрунзенская набережная, названная в честь отца Тимура Михайловича. Но как раскорежило от этого Бушина. Понесло литератора до признания себя в антисоветизме. Ну и как здесь без обмана и подлогов, столь любимыми антисоветчиками, обойтись тут.

Обращу внимание на этот фрагмент из статьи: «В Москве восемь улиц Горького, десять Комсомольских, двенадцать Московских».

Это пишет типа знаток топонимики, радетель за русский народ, за историю… ну и за православие. А еще типа москвич. Ну так о себе думают понаехавшие в Москву: я – москвич. Не важно, что из деревни, но коренной москвич (Бушин-москвич в пяти поколениях, ага).

В общем держал Бушин всех за дураков и в 1965 году, и десятилетиями позже. Дураки этому радовались и в 1965 году, и позже. Но вот сначала ему радовалась откровенная гнилая интелехенция (реакционеры и консерваторы всякие), позже порадовались все остальные (особенно новые «левые» консерваторы). И видимо никто не прочухал абсолютно антисоветский подвох. Или мы это спишем на очень низкие интеллектуальные показатели Бушина, а не на злой умысел? Выбирайте сами. Но я вижу в этом всем злой умысел. Дяденька плотно оседлал коня, который был в одной упряжке со всем антисоветским.

Да, в середине 1960-х в Москве было девять (не восемь) улиц Горького, десять улиц Комсомольских, шестнадцать (не двенадцать) улиц Московских. Откуда столько? Почему в Москве вдруг такое количество улиц Московских? Что за волюнтаризм? Бушин об этом не написал. Либо потому, что был недалеким, либо — очень коварным. Скорее второе. Почему? На это есть ответ из трех частей. Начнем с первой.

С конца 1950-х в Москву началось активное включение всяких пригородов. Ну там Люблино (1960 год), Новоховрино (1960 год), Очаково (1960 год), Троице-Лыково (1960 год), Кунцево (1960 год)… Продолжать список?

В каждом бывшем независимом от Москвы населенном пункте была улица Московская. В рамках дореволюционных традиций, кстати. То есть улица, с которой можно было попасть в Москву называлась Московской. Логично? Бушин об этом не знал? Как и не знал, что улицы Московские в таком количестве появились в Москве (как и Горького, как и Комсомольские) не по чьей-то злой воле, а естественным путем. И типа не знал Бушин, что переименование улицы это не вот так взял… Стоп, он же типа знал, что это все «решалось одним росчерком пера». Какая наивность. А улицы, кстати, так-то переименовывались, но из-за их большого количества топонимов эта работа растянулась на некоторое время и не всегда была удачной.

Ну и для окончания этой части ответа. Улицы Горького и Комсомольские тоже оказались в Москве из поглощенных окрестностей. Поэтому переходим к части второй. 

Суть ее в тексте Бушина стояла чуть раньше, но мы же изучаем мышление антисоветчика, поэтому не важно, что раньше, а что позже.

«Взгляните на карту страны: три Куйбышева, Куйбышевка, Куйбышевка-Восточная, четыре Куйбышево, два Кирова, Кировоград. Кировград, два Кирово, три Кировска, Кировабад, еще Кировабад. Кировакан, Кировское, еще Кировское, Кировский, еще Кировский, еще...»

Страшно жить в СССР, да? Два Кирова! Два!!! То есть Бушина не беспокоило существование двух городов Благовещенск (не считая десятков сел и поселков Благовещенских) и двух Троицков (не считая всяких других с троицей связанных названий), но прямо спать не давало существование двух Кировых. А, ну это же другое! Сравнили православное с каким-то большевиком Сергеем Кировым. 

А вот и часть третья – очень интересное место в статье. Цитата из Бушина: «Подобного однообразия нет ни в одной стране мира, не было раньше и в России».

Ох как любили и любят антисоветчики обращать наше внимание на то, что такого «нет ни в одной стране мира», ну и на то, чего не было до клятых большевиков. В общем все испортили большевики и СССР не такой как все. Метод не меняется с годами. Какое-то однообразие выходит, однако.

Сколько населенных пунктов и улиц названных в честь Дж.Вашингтона в США? Подсчитывал ли это Бушин? Какое разнообразие дают числительные в названиях улиц и авеню (на примере Нью-Йорка)? Размышлял ли над этим Бушин? А сотни сел и деревень под однообразным названием Новинка (зачастую по несколько в одном уезде) и прямо шеренга из Екатеринодара, Екатеринослава, Екатериненштадта, Екатеринофельда и всяких других Екатериновок в царской России никак не коробили топонимического эстета? Ну мы понимаем, что это другое, более приятное антисоветчику.

(продолжение

Comments for this post were locked by the author